Карта сайта " ФизикоТехник "
Воспоминания выпускника ФизТеха УПИ
ВАГАНОВА Ратмира Григорьевича


 Ваганов Ратмир Григорьевич  Полноэкранный просмотр фотографии


 Ваганов Ратмир Григорьевич, руководитель  Полноэкранный просмотр фотографии


 Ваганов Ратмир Григорьевич  Полноэкранный просмотр фотографии


ВАГАНОВ  Ратмир Григорьевич  
Россия город Новоуральск, УЭХК, начальник РТЛ, главный экономист
выпускник 1951 года, кандидат технических наук, лауреат Ленинской премии

ЗАПИСКИ СТАРОГО  " ЧЕЛНОЧНИКА "

Предисловие

     Что такое заказ " Челнок " и как он начинался, читатель может узнать из книги " Укрощение урана ", изданной в Новоуральске в 1999 году, а,также из брошюры Участок " Челнок ". 30 лет " издания УЭХК 2003 г. Там отражен в основном период 1971 -1973 гг., самый трудный и ответственный для УЭХК.
     Мои " Записки " охватывают более поздний период : 1973-1998 гг. Как всякие воспоминания, они неизбежно фрагментарны, тем более, что я не мог вести никаких записей. В те времена сам термин " Челнок " ( по моим сведениям, его предложил А. Д. Зверев ) употреблялся только в секретной переписке. На УЭХК в открытом обиходе разрешалось использовать наименование " Заказ 303 ", а участок " Челнок " именовался " химучастком ". За завесой секретности скрывались и все другие подразделения Заказа 303. С 1976 по 1987 год я работал в должности заместителя главного инженера УЭХК по экспорту. Тогда и позднее через мои руки прошла вся входящая " Челночная " документация, и часть исходящей. Благодаря этому я имел возможность координировать взаимодействие всех подразделений, работавших на экспорт.
Портрет
Контейнеры на Участке " Челнок " УЭХК

Атомный бум

     Неизвестно, сколько лет УЭХК ещё продолжал бы использовать свою самую передовую в мире центрифужную технологию главным образом для получения высокообогащённого оружейного урана, если бы не мировой энергетический кризис начала 70-х годов. Европа, электростанции которой работали в основном на нефти, дрогнула перед угрозой лишиться поставок этого сырья. Альтернативой стала атомная энергетика, для развития которой во всех европейских странах были разработаны обширные долговременные программы. Даже маленькая Австрия с её большими запасами дешёвой гидроэнергии решила обзавестись двумя атомными электростанциями, а Иран с его немалыми запасами нефти замахнулся, по данным западной прессы, чуть ли не на два десятка таких объектов. И тут перепуганные европейцы вспомнили о том, что ещё в 1968 году СССР обнародовал своё желание оказывать всем нуждающимся странам услуги по обогащению урана из сырья заказчика для энергетических целей, и, боясь опоздать, встали в очередь по заключению соответствующих контрактов.
     Для Европы контракты с СССР были более выгодны, чем с США : поставщик поближе, а значит, ниже транспортные расходы, и за товар берет подешевле: со скидкой порядка 5% от американской цены на долгосрочные контракты, Только ушлые итальянцы сумели добиться гораздо более выгодных для себя условий. Что поделаешь, коммерческого опыта у нашего будущего Торгового Дома ( теперь он называется ОАО " Техснабэкспорт " ) ещё не было, он находился тогда в структуре МИДа и размещался в известном высотном здании на Смоленской площади. Опыт пришёл позднее, когда " Техснабэкспорт " перешёл в Минсредмаш. Зато эти ребята, в основном выпускники МГИМО, знали языки, чего нам, работникам УЭХК, тогда ох как не хватало.
     На день заключения первого контракта ( с КАЭ Франции ) американская цена ЕРР ( единица работы разделения ) составляла 26 долларов. Не прошло и месяца, как в нашем проектном институте в Ленинграде мне показали статью из американского журнала, в которой сообщалось, что цена ЕРР повышена до 32 долларов, потому что в прежней цене не была учтена ...зарплата архитектора, Так могли написать только люди, которым стораз наплевать, что о них подумают. Ещё несколько месяцев спустя американцы довели свою цену примерно до 100 долларов, что и было зафиксировано в наших контрактах, заключённых в 1975 году. Я часто спрашиваю себя, в чей карман пошли эти наши уранодоллары. Боюсь, что они не дошли даже до Минсредмаша. Иначе как объяснить, что специалисты УЭХК вынуждены были буквально валяться в ногах у чиновников Минсредмаша, чтобы те выделили чуточку долларов на закупку приборов и оборудования, которые в СССР не производились. Только один пример: весы французской фирмы " Вуарон ". Пример для тех времен достаточно типичный. Сначала подписали контракты, в которых была зафиксирована необходимая точность взвешивания, а потом начали выяснять, где взять такие весы, Слава богу, нашли, купили, использовали до поры до времени. На смену " Вуарону " ( по рабоче- крестьянски, " Вороне " ) для официального взвешивания пришли весы фирмы " Толедо ", говорят, более точные.
     Только с 1992 года УЭХК стал получать заработанные им доллары.
По закону их надо было продавать государству, но, похоже, кое-что оставалось для импорта.
     Валюта оказалась весьма кстати, так как именно в это время был принят закон о так называемом толлинге, согласно которому услуги по обогащению урана из сырья заказчика стали облагаться налогом на добавленную стоимость ( НДС ). Поразительно ! Вместо того, чтобы поощрять единственную в стране отрасль, в крупных размерах экспортирующую не сырье, а продукты передовой технологии, её стали душить грабительским налогом ! А отбиться от НДС, как это сделал Минцветмет, УЭХК в одиночку не смог, хотя и делал для этого всё, что в его силах, но после смерти А. Д. Зверева в Минсредмаше не осталось никого, кто бы всерьёз интересовался проблемами нашего комбината.
Портрет
Руководители отрасли и коллеги на ступеньках отдела 50 УЭХК
" Полный назад ! "
     Не прошло и десятка лет с тех пор, как УЭХК начал поставки обогащённого урана в Европу, а наши заказчики стали свёртывать или даже хоронить свои ядерно-энергетические программы. Причины - разные. Одни страны поняли, что им гораздо дешевле обойдутся программы экономии энергоресурсов, другие уступили атакам " зелёных ", в третьих случилось то, что в контрактах проходит по разделу " форс-мажор ".
     В Австрии в 1978 году был проведен референдум. Незначительным большинством было решено закрыть действующий атомный энергоблок, топливо для которого закупалось в США, и не достраивать второй, для которого мы успели кое-что поставить. От выплаты неустойки американцам Австрия попыталась было увильнуть, ссылаясь на форс-мажор, но не тут-то было. " Это не форс-мажор, а демократия, за неё надо платить ". Деваться некуда, после такого заявления США Австрия уступила, а нашей стороне выплатила неустойку, не дожидаясь рекламации.
     Италия, наш самый крупный заказчик, судя по всему, вовсе не собиралась заниматься атомной энергетикой. Её целью, как я понимаю, было сделать бизнес на обогащённом уране. Своей цели фирма " Аджип нуклеаре " достигла : приобрела у нас по-дешёвке большое количество урана, и, выждав время, пока цена ЕРР зашкалила за 100 долларов, выставила его на продажу. Образовался так называемый вторичный рынок урана, от которого нам ( УЭХК ) ой как аукнулось. Но об этом ниже.
     Иран. На смену прогрессивному шаху пришёл аятолла Хомейни. По мнению последнего, атомная энергетика - происки неверных, и, стало быть, в услугах германской фирмы " КВН ", строившей там реакторы, Иран больше не нуждается. К этому времени " КВН " успела вложить в атомную энергетику Ирана 3 млрд. марок. Из сообщений зарубежных источников было неясно, входили ли в эту сумму затраты на закупку в СССР топлива для будущих электростанций. Так мы потеряли, не получив никакой компенсации, второго по объёму инозаказчика, " КВН " судилась с Ираном под арбитражем правительства Германии, но, скорее всего, безрезультатно.
     В результате наши поставки на экспорт, достигшие максимума в 1979-80 гг., пошли на спад.

Кризис

     С развалом СССР для промышленности по обогащению урана настали чёрные дни. В 1988-89 гг. прекратилось производство высокообогащённого оружейного урана, которое без проблем финансировалось из бюджета. Выпуск низкообогащённого урана для отечественных атомных электростанций в связи с Чернобылем сократился, а главное, за него с 1992 года перестали платить. Из родственных предприятий " на плаву " оставался только УЭХК - удалось добиться открытия валютных счетов в двух банках, и на них с мая 1992 года стали поступать платежи за экспортную продукцию. Кроме того, экономическим службам УЭХК во главе с В. А. Налимовым удавалось кое-что получать на внутреннем рынке по разработанным ими цепочкам взаимозачётов невообразимой длины. Поддержать " падающие " разделительные предприятия можно было только за счёт распределения между ними заказа " Челнок ". Квотированием заказа занялось 4 ГНТУ, сделав явной политику фаворитизма, проводившуюся преемниками А. Д, Зверева. УЭХК, не входивший в число фаворитов, при этом пострадал вдвойне : он потерял половину заказа в натуральном выражении, а часть оставшихся у него долгосрочных контрактов была замещена более дешёвыми контрактами вторичного рынка.

" Магазин "

     Со вторичным рынком урана была связана ещё одна проблема, оказавшаяся по ряду причин очень серьёзной.      Первые 12-13 лет работы на экспорт по долгосрочным контрактам были поистине золотым веком для технологических служб УЭХК. В самом деле, графики поставок на весь планируемый год представлялись инозаказчиками в апреле предшествующего года. Этих 8-20 месяцев было более чем достаточно для своевременной подготовки производства и наработки заказанных продуктов. Такой порядок не требовал создания запасов ранее наработанных обогащённых продуктов. Говоря языком плановиков, можно было работать при нулевом НЗП. Этот показатель - НЗП - планировался столь же жёстко, как объём выпуска товарной продукции, и любое отклонение в сторону увеличения считалось невыполнением плана со всеми вытекающими отсюда последствиями.
     По мере вхождения во вторичный рынок положение коренным образом изменилось. Заказы стали поступать гораздо позже, порой за 2-3 месяца до поставки продукции заказчикам. Глядя на это, " долгосрочники " стали частенько нарушать контрактные сроки подачи заказов, как говорится, в явочном порядке. Однако наша технология обогащения урана не позволяла выполнить заказы в столь короткие сроки традиционным способом, Нужен был запас продуктов, названный впоследствии " магазином ". В этом " магазине " заказчик покупает то, что ему нужно, а владелец потом пополняет израсходованный запас. Как и в обычном магазине, немаловажным вопросом является ассортимент продукции. В данном случае речь идёт о количестве номиналов по урану-235. Американцы, как мы позже узнали, также реализовали идею " магазина ", но в масштабе по весу на порядок выше нашего, и решили этот вопрос в своём обычном монополистском стиле. Например, так: "Вам нужен продукт с обогащением 3,25% ? Такого у нас нет, но есть продукты 3,2% и 3,4%, выбирайте ". Для наших заказчиков таких ограничений не существовало. " Вам нужен продукт с обогащением 3,258% ? Пожалуйста ". Но это отнюдь не означало, что такой продукт есть в " магазине ". Там был, как и у американцев, ограниченный набор номиналов, перекрывавший весь диапазон обогащения от 1% до 5%. В данном условном примере нужный продукт получался на установке смешения из взятых в нужной пропорции 3,1% и 3,3%. Эта установка стала одним из самых необходимых звеньев технологического процесса. " Магазин " на УЭХК был организован вопреки упорному сопротивлению некомпетентных чиновников 4ГУ и МСМ. Автор этих строк - автор создания " магазина " - вряд ли решился бы противостоять " всей министерской рати ", если бы с самого начала не ощущал твёрдую поддержку директора комбината А, И. Савчука, роль которого в истории " Челнока " , как и во всех других направлениях деятельности УЭХК, трудно переоценить. Конечно, в 80-е годы двадцатого века уже можно было не опасаться, схлопотав ярлык врага народа, загреметь на Колыму, но прозвище " человека, посадившего УЭХК в долговую яму ", всё-таки было автором заработано на партсобрании заводоуправления.
     А дальше нагрянули две комиссии: одна из главка, другая- министерская. Первая - из начальников плановых отделов родственных предприятий, самых что ни на есть высококвалифицированных специалистов в то время в нашей отрасли, но не имевших ни малейшего представления о специфике экспорта. Их отрицательный отзыв о наших " новациях " вызвал к жизни вторую комиссию во главе с первым заместителем министра. Мой доклад высокую комиссию не убедил. До сих пор удивляюсь, как А. И. Савчук сумел убедить замминистра и тогдашнего начальника 4 ГУ, что мы в сложившейся ситуации нашли единственное правильное решение. Уезжая, в необходимости " магазина " они уже не сомневались, но потребовали обосновать его размер: " Надо бы поменьше ". В дальнейшем размер " магазина " устанавливался нами не больше, чем требовалось по объёму экспортных поставок, а не по " указивкам " чиновников. С тех пор и по сегодняшний день УЭХК на рынке урана может чувствовать себя уверенно.
     Правда, к этому привыкли не сразу. После i987 г. руководство комбината очень часто задавало мне такой вопрос " Вот тут заказчик NN спрашивает, можем ли мы поставить ему такое-то количество продукта такого-то обогащения к такому-то сроку ? " Я отвечал, что при наличии у нас " магазина " всё зависит только от того, когда уважаемый NN сможет поставить в порт тару ( контейнеры " 30 " ). Так оно и было. Ни одно из имевших место довольно частых отклонений от графиков поставок не было связано ни с отсутствием материала, ни с задержкой заполнения им контейнеров, ни с опозданием наших транспортов, что свидетельствует об эффективности " магазина ", о безупречной работе всех технологических служб и отдела доставки грузов УЭХК.
     Все причины отклонений находились извне. Это - задержки поставок тары заказчиками, русский мороз ( Ленинградский морпорт в отдельные зимы замерзал, а ледокол, увы, был всего один ), и наконец, появилась Российская таможня, в задачи которой своевременное осуществление экспортно-импортных операций не входит, за исключением неукоснительного взимания пошлины с их участников. Однако было время, когда у нас возникли проблемы с организацией движения своего транспорта.

Транспорт. Перевалочная база

     В первые годы работы " Челнока " все импортно-экспортные грузы транспортировались морем на одном судне, приходившем из Гавра в Ленинград регулярно каждый второй и четвертый вторник, если, конечно, французские докеры не бастовали, например, в честь Октябрьской революции ( было и такое...). Судно принадлежало одному из потомков графа Л.Н.Толстого и называлось " Бородин " ( " девичья фамилия " - " Бородино "). К приходу этого судна приурочивался приход в порт нашего ж/д транспорта. С ростом числа инозаказчиков и объема грузов привязка наших транспортов к приходу " Бородина " перестала устраивать и морпорт, и нас, а к 1977 году на средства УЭХК была построена перевалочная база в Капитолово, пригороде Ленинграда. Размеры главного корпуса базы, где временно складируются пустые и заполненные контейнеры, впечатляют. Приходилось слышать шутку, что футбольный клуб " Зенит " просил сдать это помещение в аренду для зимних тренировок. Шутки шутками, но вот уже 25 лет база успешно работает, несмотря на то, что подъездные пути базы, зажатые на небольшом пятачке без перспективы расширения, позволяют разместить одновременно очень небольшое количество ж/д платформ.
     Доставку контейнеров на перевалочную базу из порта с тех пор на договорных началах с УЭХК осуществляло ЛМО ВО " Изотоп " ( современное название СП ФГУП " Изотоп " ). Сначала это был Ленинградский морской порт, позднее, в зависимости от типа контейнеров, Рижский и Ленинградский, и, наконец, только С. Петербургский. Туда же отправлялись с базы контейнеры с готовой продукцией.
     Одно время я усердно собирал в отдельную папку то, что попадало в нашу открытую прессу об урановой проблеме, но довольно скоро прекратил это занятие, убедившись, что всё это " бред сивой кобылы ". С очередным " бредом " в связи с войной в Ираке можно ознакомиться в еженедельнике " Версия " в номере от 24.03.03, Были, конечно, и исключения, если они не являлись отечественным творчеством, а представляли перепечатки из иностранной прессы. Вспоминаю об одной из них, имеющей непосредственное отношение к " Челноку ".


" Мон-Луи "

     По каким-то причинам в конце августа 1984 года вместо " Бородина " вышел в рейс из Гавра контейнеровоз " Мон-Луи ", на котором в числе прочих грузов находилась партия контейнеров типа " 48 " с сырьём для УЭХК по контракту с одной из западногерманских фирм. В Северном море " Мон-Луи " столкнулся с немецким судном и затонул у берегов Бельгии ( на небольшой глубине ). Недели через три контейнеры достали через проделанную в корпусе пробоину, при этом ни один из контейнеров " не дал утечки содержимого ", Потом - газеты об этом уже не писали- контейнеры прибыли на УЭХК и были использованы в установленном порядке, поскольку не имели никаких повреждений, а немного больше ржавчины, чем обычно, не помешало нормальной работе,


Немецкая " пунктуальность "

     Другой случай, уже не из " транспортной оперы ", характерен тем, что заставил меня пересмотреть некоторые свои взгляды-стереотипы, Нам всё время внушали, что немцы - образец пунктуальности, аккуратности, экономности и т, п., не чета нам, русским,      И я так думал до поры до времени... Немецких фирм, с которыми УЭХК в разное время заключал контракты на поставку нашей продукции, было семь, в том числе фирма " RWE ". Поставляемые ею пустые контейнеры " 30 ", как обычно, взвешивались и у заказчика, и на УЭХК. С определенного момента вес, измеренный на " RWE ", согласно их документам, стал превышать наш вес, и так в каждом контейнере, Там, где эта разница не выходила за пределы допуска, мы, согласно контракту, были обязаны принимать вес заказчика, хотя были уверены, что он неправильный. А это означало, что фактически мы отгружали продукта больше, чем по документам. Нас такое положение, понятно, не устраивало, и мы неоднократно уведомляли об этом фирму с просьбой разобраться, В ответ получали бумаги, написанные натуральным " хлюстом ". Хлюст, по Л. Соболеву ( " Капитальный ремонт " ) - это бумага, составленная человеком, понимающим, о чём пишет, но так, чтобы адресат ничего не понял и отвязался. Такая переписка длилась до тех пор, пока в нашем главке не поняли, что с потерями продукта пора кончать, и тогда был командирован на фирму Б.Чернобровкин. Прибыв на место, он потребовал, чтобы ему разрешили присутствовать при взвешивании пустых контейнеров. Как мы и предполагали, при этом защитные колпаки вентилей не снимались. На УЭХК взвешивание, согласно контракту, производилось без этих колпаков. всё стало ясно: ошибка фирмы . Скажете, с кем не бывает... Но послушайте, что было дальше. Составили черновик протокола, в котором были расставлены все точки над i. Но с оформлением чистовика фирма не торопилась. " Мы привезём Вам протокол для подписания в аэропорт " - сказал герр Фишер Чернобровкину. И привезли... Факт взвешивания контейнеров без снятия колпаков из протокола исчез ... это, мол, погрешность весов. Видимо, Фишер рассчитывал, что в предполётной суматохе Борис Иванович подмахнёт протокол, не глядя, Но он-то, в отличие от некоторых простаков, знал, на что способны эти " пунктуальные и аккуратные " . Говорят, Фишера уволили, но денежки-то наши плакали...


Таможня

     Пока был жив СССР, мы на УЭХК и не подозревали о существовании таможни, хотя она, конечно, была в Ленинграде, где наши импортно-зкспортные грузы, наверно, проходили какую-то таможенную очистку, которой занималось ЛМО В/О " Изотоп ". Насколько я знаю, у " Изотопа" не было никаких проблем с таможней : правительством утверждался список грузов, в том числе наших, которые подлежали беспрепятственному пропуску.
     Но вот, как говорят в Одессе, в один приличный день 1992 года наша нормальная работа кончилась : на нашу голову свалилась Екатеринбургская таможня, а над ней ещё и Уральское таможенное управление. С самого начала таможне было безразлично, кто стоит в многочисленной очереди декларантов, желающих заплатить пошлину и получить заветную печать на таможенной декларации; представитель такого гиганта экспорта, дающего таможне 30% сборов, как УЭХК, или мелкий предприниматель. Очередь втискивалась в тесное помещение, где негде было даже присесть. И уж совсем неинтересно таможенникам, что наш декларант может не успеть пройти эту очередь до конца дня, а завтра с УЭХК должен уйти ж/д транспорт, чтобы успеть к приходу судна в С-Петербург.
     Эта невыносимая ситуация длилась почти год, по истечении которого в Новоуральске появился постоянный представитель Екатеринбургской таможни в ранге инспектора. На месте он мог принимать таможенные декларации и производить досмотр грузов, но и только . По любому, самому мелкому вопросу он ездил в Екатеринбург к своему начальству. Вопрос о создании в Новоуральске таможенного поста, который, по положению, будет обладать определенной автономией, так и не решён, несмотря на наши неоднократные обращения во все инстанции, вплоть до ГТК.
     Формально все - " за ", а вот поди ж ты...
     Появление у нас инспектора таможни сняло только одну из проблем. Другие возникали одна за другой.
Тому были две главные причины :     
Первая : правила игры таможня меняла, как перчатки. У неё, как говорится, всегда семь пятниц на неделе. Сегодня она требует один оправдательный документ, завтра - другой, и т. д. Тем, кто, как и я, выражал своё недоумение, предлагали заглянуть в таможенный кодекс, в котором было записано, что таможня имеет право требовать любые документы. Но это сообщалось, как сейчас говорят, без протокола, официально же таможня ни на какие запросы не отвечала. Впрочем, кодекс довольно быстро устарел, и таможня стала руководствоваться не его статьями, а несметным количеством подзаконных актов и положений, которые в разных таможнях трактовались по-своему. УЭХК не раз был свидетелем и жертвой " нестыковки " Екатеринбургской и Балтийской таможен, на которую накладывался махровый бюрократизм этих заведений.
     Вторая причина - полное недоверие к любому слову, любому документу УЭХК. Как я понимаю, это было кредо таможни : все её клиенты - потенциальные жулики и контрабандисты, и её задача- вывести их на чистую воду. А вот и примеры.
     В основу расчётов показателей сертификатов, и, следовательно, наших таможенных деклараций положены две физические формулы : норма расхода сырья и норма работы разделения, Эти формулы приведены во всех учебниках, а также зафиксированы во всех контрактах по " Челноку ", выписки из которых предъявлялись таможне. Но ей этого, оказывается, было мало, она требовала заключения независимой экспертизы. Но не всякая экспертиза ей подходила, она отвергла несколько наших предложений и согласилась только на УГГУ-УПИ .
     Однажды к нам пожаловали гости - трое таможенников из Екатеринбурга : " Мы из отдела борьбы с контрабандой. У нас есть основания подозревать, что вы можете воспользоваться своими экспортными перевозками для контрабанды в том или ином виде. На первый случай при досмотре грузов перед их отправкой с комбината будем проверять состав содержимого контейнеров, С этой целью мы приобрели прибор, который, будучи приставлен к поверхности контейнера,покажет нам, в частности, каков действительный, а не декларируемый вами изотопный состав урана, нет ли там плутония или еще чего-нибудь. Погрешности прибора ? Для нас это неважно, мы ему верим, ведь мы заплатили за него немалые деньги. На следующем этапе мы надеемся приобрести и применить приборы, которые выявят, где вы можете прятать наркотики, золото или ещё что "... Но это же бред, скажете вы, Увы, нет. Всё так и было: чудо-прибор приставляли к контейнерам несколько лет, пока он не вышел из строя.
Что показывало это оружие таможни - тайна, покрытая мраком.

Портрет
На Студенческом Фестивале " Весна УПИ "

Послесловие

     " Чем занимаешься ? " - спросил меня в телефонном разговоре мой давний знакомый.
     " Да вот, мемуары пишу ".
     " Ну, ну, пиши, только не болтай лишнего, а то посадят, как Г. Пасько ".
А может, не посадят ? На " японского шпиона " я не тяну, и вообще меня как вполне законопослушного подопечного соответствующая служба почти 50 лет опекала очень даже нежно, и теперь, надеюсь, тоже будет снисходительна. Кстати, вопрос " На что я могу надеяться ?- самый первый из трёх главных в философии Канта.
У Олега Митяева в одной из его песен есть замечательные слова :
    " Хочется по-старому чем-то дорожить ..."

    Я дорожу тем, что сделано, и теми, кто это сделал.


2004 год, город Новоуральск


 Книга " Мемуары Р.Г. Ваганова "




Перейти в альбом на " Яндекс - Фотках "                            
Перейти в альбом " Ваганов Ратмир Григорьевич "
( максимальное разрешение ) на " Яндекс - Диске "


Смотреть Воспоминания в   " Новой Городской Газете " ,  2011 год ( Pdf, 2 Мбайта )
Смотреть Воспоминания в   " Новой Городской Газете " ,  2013 год ( Pdf, 1 Мбайта )
Смотреть Воспоминания в   " Информационном Листке УЭХК " ,  2004 год ( Pdf, 1 Мбайта )
Смотреть Воспоминания в   " Информационном Листке УЭХК " ,  2006 год ( Pdf, 1 Мбайта )
 Книга " Воспоминания к 90-летию Р.Г. Ваганова "
Получить книгу воспоминаний к 90-летию Ратмира Григорьевича ВАГАНОВА ( Pdf, 1 Мбайт )
" ЗА ОБЛАКАМИ ВСЕГДА ЕСТЬ СОЛНЦЕ ... "

Смотреть Книгу воспоминаний к 90-летию Ратмира Григорьевича ВАГАНОВА
" ЗА ОБЛАКАМИ ВСЕГДА ЕСТЬ СОЛНЦЕ ... "
 ( Pdf-OnLine, Issuu )

Смотреть книгу воспоминаний к 90-летию Ратмира Григорьевича ВАГАНОВА
" ЗА ОБЛАКАМИ ВСЕГДА ЕСТЬ СОЛНЦЕ ... "
 ( Pdf-OnLine, Yumpu )

Скачать    Книгу " За облаками всегда есть солнце ..." c " Яндекс-Диска " ( Pdf, 1 Мбайт )
Смотреть Фотографии из    Книги " За облаками всегда есть солнце ..." c " Яндекс-Диска " ( Jpg, 9 Мбайт )

Смотреть Книгу Е.Артемова и А.Безеля ( Яндекс - Диск )
" УКРОЩЕНИЕ УРАНА "
 ( Pdf, 64 Мбайт )



             Воспоминания Ратмира Григорьевича ВАГАНОВА
" ВРЕМЯ ВЫБРАЛО  ЕГО "




Репортаж с открытия Памятника Создателям центрифуги

СМОТРЕТЬ И СКАЧАТЬ РЕПОРТАЖ С " ЯНДЕКС - ДИСКА "




     Издательство " DiaKon * ДиаКон" Инициатор проекта       Яремко А.Н.