Карта сайта " ФизикоТехник "
Воспоминания Выпускника ФизТеха УПИ
УТКИНА Владимира Ивановича


 Уткин Владимир Иванович  Полноэкранный просмотр фотографии



О  ФИЗТЕХЕ И ФИЗТЕХАХ
( НЕВЫДУМАННЫЕ ИСТОРИИ )


    Директор Института геофизики УрО РАН, профессор, доктор технических наук, Заслуженный деятель науки России. Соросовский профессор 1994 и 1996 гг., член-корреспондент РАЕН и Международной Академии минерального сырья, действительный член Российской академии метрологии, член Американского геофизического союза. Лауреат премии Минвуза СССР за лучшую студенческую работу 1958 г., дважды золотой медалист ВДНХ (жаль, что ВДНХ приказало долго жить - раньше за три золотых медали награждали автомобилем " Москвич "), кавалер Ордена Трудового Красного Знамени. Автор и соавтор более 250 работ, в том числе 56 изобретений и патентов. Воспитал 11 кандидатов и 2 докторов наук.
    Трудно писать о прошедших днях, поскольку одни события забываются виду своей никчемности, другие, наоборот, становятся все более значимыми по мере отдаления от них. К последним относятся воспоминания о своих учителях и товарищах, о невинных розыгрышах и шкодливых происшествиях. Спустя много лет понимаешь, что " воздух физтеха " он всегда был особенный, независимо от того, чем ты занимаешься на >b>физтехе. Поэтому мне кажется, что невыдуманные истории, сохранившиеся в моей памяти, напомнят нам о днях становления уральского физтеха, о его людях, некоторых из которых мы уже вспоминаем в прошедшем времени.

    УЧИТЕЛЯ

  Нам повезло на учителей

    Н.Н.КРАСОВСКИЙ

    Николай Николаевич в то время был только молодым кандидатом наук, преподавателем на кафедре высшей математики УПИ. Н.Н. обладал совершенно уникальным чувством юмора. Он обо всем говорил совершенно серьезно, поэтому обижаться на него было невозможно, и все его искренне любили (надеюсь, что любят и до сих пор). Первое знакомство с ним было ошеломляющим. Мы спросили: " Николай Николаевич ! А как вы принимаете экзамены? " Ответ последовал мгновенно: " Очень оригинально - я спрашиваю, а студенты, как правило, не отвечают!"
    Н.Н. вел все занятия сам, иногда только при проведении контрольных работ его заменяли лаборанты кафедры. Контрольные работы Н.Н. всегда проходили по одному сценарию. На первый раз контрольную не решал никто, несмотря на то, что после первых 20-ти минут занятий на лаборанта уже не обращали внимания и решали задачи всей группой. На наши возмущенные стенания: " Николай Николаевич, мы таких задач не решали !!!! " Н.Н. недоуменно спрашивал: " А зачем я буду вам давать задачи, которые мы решали ? "
    Экзамены у Н.Н. обычно затягивались до позднего вечера. И вот однажды в такой вечер Юра Заторский (будущий заведующий отдела зарубежных связей ПО МАЯК, кандидат наук) заваливал экзамен. Ему старались помочь, но Н.Н. пресекал все попытки и наконец сказал: "
-Вы плохо учили Заторский, даже не понимаете, что вам подсказывают ваши коллеги.
Ю. Заторский взмолился:
- Н.Н. я всю ночь не спал!!
Н.Н. нобычайно оживился:
- И что же вы делали ночью, Заторский ?
- Учил математику....
- Заторский ! Разве ночью математику учат... Все... ДВА !
Однажды мы пристали к Н.Н. почему так выглядят выражения для гиперболических функций. Н.Н. долго и терпеливо объяснял,
потом, поняв, что все это бесполезно, объяснил более популярно:
- Великий Эйлер взял, да и написал! Вот, к примеру, родится ребенок. Вы знаете, как его звать? НЕТ!!! Его можно только назвать!!!
После этого немного подумал и грустно добавил:
- Иногда даже отчество трудно определить!!
Н.Н. обычно не смотрел, какие оценки у студента в зачетке, но однажды весной у меня первым экзаменом была " Политэкономия ", с преподавателем которой были достаточно сложные отношения, поэтому в зачетке красовалась тройка. Вторым экзаменом были ТОЭ. Предмет я знал хорошо и наш преподаватель Марактанов обычно демонстрировал меня перед проверяющими, поэтому я пошел сдавать к Д.А. Безукладникову (" Папа Карло ", как его звали студенты). "Папа" посмотрел в мою зачетку и, практически не спрашивая меня, поставил еще один трояк. Я растерялся, а Марактанов покраснел - ему было за меня стыдно. Так с двумя тройками я пришел на
математику. Н.Н. выслушал мой ответ, открыл зачетку и ...
- Уткин, вы плохо учились в этом семестре, я должен вас еще кое о чем спросить!
Это " кое о чем " растянулось еще на целый час. В конце концов, Н.Н. тяжело вздохнул и сказал: " Ничего, Уткин, не могу с вами поделать. Отлично! ". А я до сих пор не могу понять, с досадой он это сказал или с облегчением.
Урок Н.Н. я вспомнил однажды, когда уже сам, молодым кандидатом наук, читал курс лекций " Физико-химические методы анализа " на физтехе.
- Хорошо! - сказал я одному студенту и взял его зачетку в руки. Вдруг студент возразил:
- А мне нельзя ставить " ХОРОШО".
Тут уже изумился я:
- Почему же????
- А я ОТЛИЧНИК !!!!
После этого "отличник" еще час отвечал на вопросы, но свои пять баллов заработал честно.

    И.М. ВОЛК
    Фамилия преподавателя пугала, а на самом деле оказался добрейший души человек, который старался в деталях все донести до студента. Он говорил " материальная точка " и сжимал щепоткой свои длинные пальцы и мы видели эту точку воочию. Лекции его были удивительны своей наглядностью и прямо таки с компьютерной ( по сегодняшним представлениям ) графикой. Траектория точки у него всегда была от А до В.
Однажды Петя Краснопеев (активный комсомолец и студент, сидевший всегда на первом ряду) " достал " И.М. вопросом, чему равна линия траектории. И.М. долго объяснял, но безуспешно: вопросы не прекращались. Тогда И.М. немого отошел от доски. Внимательно посмотрел на линию, которая возбудила такой большой интерес у Пети, и сказал: " Приблизительно 50 сантиметров!". У Пети больше вопросов не было.
На экзамен по теормеху один из наших спортсменов прибежал со спортивной амуницией и попросил скорее принять у него экзамен. " Отличник? " - строго спросил И.М. " Нет ",- ответил студент - " Хорошист! ". И.М. взял зачетку, и спросил: " Вам достаточно четверки? Не волнуйтесь - помните, что вы защищаете честь УПИ! "

    СОПРОМАТ
    К сопромату отношение у физтехов было довольно прохладное. " К чему нам этот предмет " - думали многие из нас. Но когда на первой лекции доцент А.Н. заявил, что, как известно, без знания сопромата нельзя даже жениться и в подтверждение этого тезиса пропел куплет песенки про несчастного студента, который не мог жениться, поскольку " НО ОН и БАЛКИ РАССЧИТАТЬ НЕ МОГ !!! ", к сопромату стали относиться уважительнее.
    Тем не менее, я не мог рассчитать балку и получил тройку, которая была у меня единственной в сессии (остальные были пятерки). Показатели физтеха надо улучшать и деканат настоял на пересдаче. Я сдавал вместе с группой химиков, в которой были в основном девушки. А.Н. обычно вызывал к доске. Стою у доски и рисую эту проклятую неразрезную балку. А.Н. посмотрел на мое решение и громогласно объявил: " Девушки! Перед вами настоящий мужчина, балку рассчитал, можете смело выходить за него замуж! ПЯТЬ! ". Так я стал в эту сессию отличником.
    Самое забавное то, что спустя почти 30 лет задача о неразрезной балке снова возникла в моей жизни, когда мы занялись проблемой землетрясений. Спасибо А.Н.! Но жена у меня не химик!
    Практические занятия вел в группе мастер спорта по лыжам, член сборной команды УПИ. В зимнюю сессию у него всегда были проблемы со временем. Поэтому зачет проходил следующим образом. Он давал инструкцию: - Я буду задавать вопросы - кто первый ответит, тому сразу ставлю зачет. После этого активность студентов было потрясающей. Он не успевал спрашивать: "Кто это сказал?" Через 15 - 20 минут все было кончено!

    ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ
    Преподавателям "Основ марксизма и ленинизма (ОМЛ)" и " Политэкономии " всегда было не легко со студентами физтеха. На политэкономии мы спрашивали: Почему существуют планово убыточные предприятия, если это противоречит всем законам экономики? Почему "ПЛАН - ЗАКОН ПРЕДПРИЯТИЯ"? Законом предприятия должна быть прибыль! Что толку в выполнении плана, если наши изделия никто не будет покупать? Почему мы считаем, что верен принцип коммунизма: ОТ КАЖДОГО ПО СПОСОБНОСТЯМ - КАЖДОМУ ПО ПОТРЕБНОСТЯМ? Получается, что если я способный человек, то с меня все, но у меня нет особых потребностей, а у него нет способностей, но масса потребностей??? Совершенно утопический принцип, утопический строй. Неудивительно, что у меня единственная тройка в дипломе по " Политэкономии социализма ", что, однако, не помешало мне спустя много лет создать фирму, которая достаточно долго устойчиво работала. Работает она сегодня и без меня - руководит ей бывший мой соискатель, который, к сожалению, так и не защитил диссертацию.

    А.С.ВИГЛИН
    Лекции Альфреда Самуиловича Виглина по общей физике были всегда увлекательны своею нестандартностью, хорошей подготовкой, блестящими экспериментами, речь А.С. была часто афористична и своеобразна. А.С. мы уважали, но боялись. Среди студентов поговаривали, что он большой любитель заваливать " не по делу ". А это был просто очень увлеченный человек, который очень хотел создать общую теорию поля. Однажды лекция была первой парой, и когда А.С. во время лекции проводил какой-то эксперимент при зашторенных окнах и выключенном освещении, в самый ответственный момент ( в аудитории была тишина ) раздался невероятный грохот. " Зажгите свет " - распорядился А.С. Когда дали свет, то увидели одного из наших студентов. Это был Е. Ткаченко - будущий министр образования, он был " совой " и первые пары всегда были для него мучительны. Е. Ткаченко поднимался в пола - он крепко заснул на лекции. А.С. тут же выдал афоризм: Тело без знания физики всегда находится в неустойчивом состоянии. Я сдавал А.С. очередной экзамен. Все вопросы были уже исчерпаны, но вдруг А.С. говорит:
- Разрешите, я задам вам вопрос, на который вы можете не ответить.
- Конечно, - ответил я и внутренне сжался " Вот начинаются штучки А.С. "
- Вы служили во флоте?
- Нет, - ответил я совершенно растерянно. Увидев мою растерянность, А.С. успокоил:
- Не волнуйтесь. Я увидел у вас татуировку и подумал, неужели вы успели уже послужить во флоте? Нет! Значит я плохой Шерлок Холмс.
Действительно, в пятом классе я хотел быть футболистом и это отразилось на моей руке в виде достаточно примитивного мяча.
    ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ФИЗИКА
    Одним из самых емких предметов был курс теоретической физики, который нам читали А.А. Кокин (аналитическая механика), П.С. Зырянов (электродинамика), будущий академик В.П. Скрипов (термодинамика), Г.В. Скроцкий (квантовая механика), В.М. Елеонский (ядерная физика). Экзамены по курсу всегда были большим испытанием для нас, но, как говаривал Г.В. Скроций " ХОРОШИЙ КОНЬ ПОЛУЧАЕТСЯ ТОЛЬКО ИЗ НОРОВИСТОГО ЖЕРЕБЕНКА ", поэтому мы все старались быть норовистыми жеребятами.
    Экзамены по теорфизике принимал, как правило, только сам лектор. Поэтому нам было необходимо изучить все особенности приема экзаменов. Старшекурсники сообщили нам, что Г.В. Скроцкий не очень разнообразен в дополнительных вопросах, но от экзамену к экзамену они бывают различные. Поэтому на экзамен приходила вся группа целиком к началу и не столько готовила ответ на вопросы билета, сколько внимали дополнительным вопросам Г.В. и ответам наших отличников. Благодаря такой подготовке, квантовую механику мы сдали лучше, чем другие предметы. П.С. Зырянов был педант и требовал точного объяснения всех тонкостей предмета. Например, почему в данной задаче выбраны именно такие пределы интегрирования. Во время экзамена можно было сходить в библиотеку, проконсультироваться у коллег, однако чаще всего вопрос задавался такой, который на лекциях проходил как бы второстепенный, и многие так и не могли сказать, почему выбраны такие пределы. П.С. вздыхал, бормотал что-то вроде " лучше переоценить, чем недооценить ", и ставил ХОР. Получить отличную оценку у П.С. было очень трудно, но почетно.
    А.А. Кокин вел с нами занятия в Студенческом научном обществе. Мы дружно рассчитывали траектории движения частиц в различных полях и невероятно этим гордились, считая себя причастными к большой науке. А.А., хотя сам только что окончил институт, возился с нами как с малыми детьми. Мирный ход наших занятий прервался, когда я принес ему простую задачу. Если взять номерок от гардероба, который представлял диск с вырезанной окружностью, смещенной от центра, поставить его вертикально и щелкнуть пальцем по краю, чтобы он начал вращаться, то как он будет вращаться - дыркой вверх или дыркой вниз. Решаемая просто экспериментальная задача оказалась не простая с точки зрения аналитической механики. Эта задача несколько лет занимала умы наших теоретиков. Да и до сих пор она представляет несомненный интерес.

    К.С. ГРИШИН
    К.С. Гришин приехал в Свердловск из Томска, где работал в Томском политехническом университете на знаменитой тогда кафедре под руководством А.А. Воробьева. В те времена считалось, что лучшие бетатроны в СССР - это бетатроны из Томска. К.С. был очень душевный и отзывчивый человек. Мы много общались с ним на практике, когда помогали ему делать монтаж нашего бетатрона. Он рассказывал нам о работе в Томске и особенно часто приводил нам в пример студента Г. Месяца, который тогда в Томске целенаправленно занимался научной деятельностью. Спустя много лет, когда меня знакомили с академиком Г.А. Месяцем, я сказал ему, что я с ним давно знаком заочно. Г.А. сразу спросил:
- Вы занимались сильноточной электроникой?
- Нет, - ответил я, - просто моим учителем был К.С. Гришин.
- Да, -ответил Г.А.,- это был исключительный человек.

    КОЛХОЗЫ И ОБЩЕСТВЕННАЯ РАБОТА
    Студенческих отрядов в наше время еще не было, и все ограничивалось в основном " шефской " помощью колхозам в основном почему-то Богдановического района. Однажды мы убирали злаковые. Это были и пшеница, и овес, и ячмень. Комбайн был старенький, часто ломался, что позволяло поваляться нам в свежей соломе. Бригада наша была отдельная от всех - зерноуборочная: Виктор Уткин, Владимир Уткин ( случайные однофамильцы), Анатолий Сорокин и Геннадий Стародубцев. Работали мы хорошо и нас решили как-то отметить и прислали к нам в бригаду молоденькую девушку для учета.
- Как ваши фамилии? - строго спросила и приготовилась записывать.
- Уткин Виктор.
- Сорокин Анатолий, - она посмотрела удивленно
- Уткин Владимир, - она широко раскрыла глаза:
- Вы что, издеваетесь?
- Нет, - серьезно сказал Гена Стародубцев, - просто моя фамилия Воробьев.
Возмущению девушки не было предела, она с негодованием - опять эти городские издеваются - уехала, а нас так и не отметили как ударников труда. В другой раз руководителем нашей сельхозгруппы был Петя Антропов. Он поехал в колхоз раньше нас и, когда мы приехали, все было готово к приему студентов - был график распределения по домам, график работы и даже задания на уборку, чего никогда ни раньше, ни позже не бывало. И относились к нам колхозники как-то уважительно. Все разъяснилось в последний день. Антроповых было половина деревни и все они считали Петю родственником председателя. Отсюда и уважительное отношение. ВЫВОД: посылайте на уборку урожая руководителем бригад однофамильца председателя. Однажды нас срочно послали на уборку морковки и капусты, не помню даже в какой район. На удивление хорошо разместили в свободных классах местной школы. Но еще удивительней была кормежка студенческая. Без ограничения давали масло, сметану, молоко, и хлеб был довольно приличный. Некоторые с такой еды даже поправились. Ларчик открывался просто. В колхозе был карантин молочного стада по бруцеллезу, молоко на молокозавод не принимали, вот и откармливали студентов. К нашему счастью никто не пострадал - все вернулись здоровыми.
    Общественная работа большинства студентов была связана с комсомольской организацией. В это время возникает знаменитый БОКС (Боевой Орган Комсомольской Сатиры), в становлении которого ведущую роль играли студенты физтеха. Однако физтехи не были бы физтехами, если бы даже в комсомольской сатире не обращали внимания на несуразность некоторых правил. Например, монолог физтеха.
- В нашу лабораторию ведет маленькая дверь с ручкой. Вход только по пропускам, потому что в нашей комнате пахнет физическими проблемами. Чем мы занимаемся - никто не знает. Иногда мы сами не знаем, чем мы занимаемся, но подозреваем, что за нами следят. Вот недавно подошел ко мне хорошо одетый молодой человек и попросил 15 копеек якобы позвонить по автомату. 15 копеек я ему дал, но дома не ночую. Ночую у знакомой студентки из мединститута - ЗАМЕТАЮ СЛЕДЫ. Не забывайте - это были пятидесятые годы - годы холодной войны и надо было иметь хорошее чувство юмора, чтобы так шутить.
    В 1956-1957 годах в УПИ бурно развивалась музыкальная самодеятельность. На физтехе был создан уникальный ансамбль аккордеонистов под руководством Виталия Ганибесова. В УПИ Г. Зубовым был создан большой настоящий джаз - оркестр, в котором на трубе играл Саша Павлов, на саксофоне Володя Уткин. Позже в этом оркестре принимал участие трубач Всеволод Кортов. Утомительные репетиции всегда разряжались шутками. У старого саксофона, который достался мне, не было футляра. Недолго думая, моя мама, которая неплохо владела искусством шитья, соорудила мне из старых брюк некоторой чехол для саксофона. Все это знали. И когда я опаздывал на репетицию, дежурная шутка всегда разряжала обстановку: Вот сейчас придет Уткин, достанет из штанов и ка-а-а-к начнет поливать!

    ОБЩЕЖИТИЕ
    Студенты двух " элитных " по тем временам факультетов ( физтех и радиофак ) были поселены в новом общежитии на улице Ленина. Прекрасные (по тем временам) условия для проживания и занятий. И учились эти студенты, пожалуй, лучше всех в УПИ. Студенты Е. Ткаченко ( будущий министр образования России и академик Академии образования ) и Жорж Павлов ( будущий начальник отдела ПО МАЯК ) были типичные " совы ". Они могли до позднего вечера заниматься. Обсуждать великие проблемы, но встать к первой паре было выше их сил. Воздействие деканата и старосты было нулевое. Однажды друзья решили " воспитать " Евгения и утром, перед уходом на лекции, вынесли его вместе с кроватью в туалет. Он даже не проснулся. Е. Ткаченко появился к концу второй пары несколько смущенным и говорил, что он все помнит, что делал вечером, а вот почему он ушел спать в туалет - не помнит. Проблемы " с первой парой ", по-моему, преследуют Е.Ткаченко до сих пор. Однажды Жоре Павлову утром сказали, что Женя Ткаченко уже делает зарядку и готов идти на первую пару. Жора умылся, добросовестно стал махать руками, изображая зарядку, но потом пошел проведать Женю, который, конечно, сладко спал. Возмущению Жоры не было предела. Он вернулся в комнату и доспал положенные ему еще два часа.
    О том, что студенты большие любители выпить, ходили легенды. Однако по современным меркам это было просто реализация некоторого общинного российского менталитета. Тем не менее, многочисленные комиссии постоянно следили за нашей нравственностью. И вот однажды комиссия, прибывшая в комнату, где жили Вадим Клименко и его друзья, увидела красочно написанный плакат " СПИВШИСЬ - СПЛОТИМСЯ ". Лозунг немедленно был изъят в качестве вещественного доказательства, но... никаких мер к студентам принято не было.
Даже в те времена отличников из УПИ не выгоняли.
    В вестибюле первого этажа проводились так называемые вечера отдыха с танцами до упаду - прототип нынешних дискотек. Только что признали фокстрот и танго, которые все танцевали с упоением. Когда звучали звуки танго, организаторы приглушали свет, создавая " интим ". На стенах висели развлекательные плакаты, один из которых непосредственно относился к "и нтиму ". Под абсолютно черным листом бумаги была подпись: " УБЕРИТЕ РУКИ! НЕ ВЫ! ВЫ! ". Прошли годы. Многое стерлось в памяти, многие фотографии утеряны, многие друзья ушли навсегда, здоровье уже не то - любимую подругу не смогу принести на третий этаж на руках, как в былые времена. Пусть некоторые органы несколько постарели, однако
    душа, преданная физтеху остается молодой, потому что мы физтехи.
    Когда мои студенты спрашивают меня: " Как вы учились? " . Я обычно отвечаю: - На физтехе я активно работал в СНО, был фотокорреспондентом газеты УПИ "За индустриальные кадры", играл в баскетбол, играл в институтском джазе, а в свободное время ходил на лекции. И действительно, с годами я убедился, что самое лучшее время в жизни - это студенческие годы. Поэтому, вероятно, и были " вечные студенты ".

    Мы тоже "вечные студенты" физтеха УПИ - одного из лучших физических факультетов России.

    ВСЁ.



     Издательство " DiaKon * ДиаКон" Инициатор проекта       Яремко А.Н.