Карта сайта " ФизикоТехник "
Воспоминания Выпускника ФизТеха УПИ
КРУЖАЛОВА Александра Васильевича


 Кружалов Александр Васильевич  Полноэкранный просмотр фотографии


 Кружалов Александр Васильевич  Полноэкранный просмотр фотографии


 Кружалов Александр Васильевич  Полноэкранный просмотр фотографии


 Кружалов Александр Васильевич  Полноэкранный просмотр фотографии


 Кружалов Александр Васильевич  Полноэкранный просмотр фотографии




РАДИАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА И ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

    Cудьба распорядилась так, что после смерти в 1971 году Альберта Константиновича Штольца, научное направление, связанное с
проблемами радиометрии, дозиметрии и радиационной безопасности, на кафедре стало постепенно сходить на нет. Лишь А.С. Жуковская,
создав изотопную лабораторию и сформировав свое научное направление, научно подкрепила учебно-методическое обеспечение курса
« Радиометрия ». Пришедшие на « дозиметрический » участок преподаватели были молоды, талантливы, хорошо теоретически подготовлены.
Но их научные интересы лежали либо в стороне от проблем радиационной безопасности, либо касались радиационной физики твердого тела.
    Тем не менее, к 90-м годам на кафедре сложился оптимальный вариант подготовки инженеров-физиков по специальности « Дозиметрия и
защита »
, который был надежно проверен временем и удовлетворенностью заказчика. Инженеры-дозиметристы с глубокой фундаментальной
и основательной « приборной » подготовкой стали идеологами, организаторами и руководителями соответствующих служб на предприятиях.
После Чернобыльской катастрофы в СССР, а затем и в России стали пересматриваться основы радиационной безопасности.

    Радиоэкология, как фундаментально-прикладная наука, вышла из « подполья ».
Снимается завеса секретности с предприятий Средмаша, общественности стала доступна информация
не только по всем радиационным инцидентам, но и по всему радиационному наследию СССР.
Название специальности 0633 как устаревшее, было заменено новым, более широким и емким -
« Радиационная безопасность человека и окружающей среды ».

СТАЛО ОЧЕВИДНЫМ :
НАДО ВОССТАНОВИТЬ НАУЧНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ, КОТОРОЕ СОПРОВОЖДАЛО БЫ УЧЕБНЫЙ ПРОЦЕСС ПО ЭТОЙ СПЕЦИАЛЬНОСТИ.
СЛУЧАЙ НЕ ЗАСТАВИЛ СЕБЯ ЖДАТЬ
.

    В 1992 году, после защиты докторской диссертации, ко мне основательно « подступил с ножом к горлу »
Б.В. Шульгин : « Принимай кафедру, избирайся заведующим ». Борис Владимирович уже тринадцатый год возглавлял кафедру - огромный,
, трудно управляемый коллектив. Его желание было естественно и понятно. Мое нежелание тоже было естественно. В результате
длительных переговоров в 1993 году мы достигли консенсуса - модное тогда было слово. Я предложил, а он поддержал вариант
создания двух кафедр, деление по принципу двух специальностей. Борис Владимирович оставался с экспериментальной физикой,
а я уходил с комплексом прикладной ядерной физики. Подобный вариант, на наш взгляд, являлся удачным и достаточным для создания
двух эффективно работающих коллективов. Тем более что разъединяться мы и не собирались. Перед глазами был исторический опыт
кафедры общей физики, где П.В. Гельд и Б.А. Баум заведовали двумя разными кафедрами. Только об этом мало кто знал, т.к. их
сферы деятельности и разделение труда были оптимизированы, и кафедра по существу была единой.

    В эти годы доцент кафедры молекулярной физики В.Н. Чуканов, защитив докторскую диссертацию, стал пробивать в УрО РАН под
себя институт. Впоследствии его окрестили институтом промышленной экологии ( ИПЭ ). Главное, на что нацелился Виктор Николаевич,
- разобраться с последствиями Кыштымской аварии 1957 года и под это получить крупное государственное финансирование. Создав
уникальную команду, В.Н. Чуканов сделал невероятное. Была не только сформулирована, но и прошла через бесчисленные чиновничьи
преграды, Верховный Совет страны Государственная программа по радиационной реабилитации Уральского региона.

    На ИПЭ легла огромная ответственность научно-организационной координации всей программы. В этот момент В.Н. Чуканов и пригласил
нашу кафедру поучаствовать в этом близком и для нас деле. Более полутора лет я работал в этом направлении. Вошел в проблему,
с сотрудниками ИПЭ, разобрался с « научно-политическими » течениями, как в регионе, так и в стране. В первые годы работы ИПЭ
В.Н. Чуканову
приходилось процентов 70 времени « сидеть » в Москве. Тем не менее, он сформировал прекрасный коллектив
единомышленников, внедрив дух увлеченности до фанатизма. Огромную роль здесь сыграл профессор кафедры молекулярной физики
П.В. Волобуев
. Работа продвигалась семимильными шагами, а я продолжал изучать ситуацию и искать нашу нишу. Постепенно все
сходилось к тому, что надо попытаться взять под патронаж кафедры тематику, связанную с вкладом естественных радионуклидов
и особенно радона, в радиационный риск населения Уральского региона. А это большая проблема и в России практически не разработана.
Она могла стать базовой для новой кафедры.
Портрет
Профессор, доктор физико-математических наук Кружалов А.В.
    Однако то ли ректор с деканом отмели напрочь идею деления кафедры, то ли Борис Владимирович « пошутил », но в мае 1994 года я был
избран заведующим кафедрой экспериментальной физики. С этого времени мое личное участие в делах ИПЭ стало постепенно убывать,
а организационно-научный компонент - нарастать на кафедре. Надо было прежде всего внести изменения и в учебный процесс, и в
структуру НИР. Учитывая, что наша традиционная отрасль - Минатом зашла в полосу мощного кризиса ( как и весь оборонный комплекс ),
следовало подумать о поиске принципиально новых заказчиков, а следовательно, и новых направлений подготовки. Понимая, что новое
всегда надо искать в < проблемах вечных >, мы остановились на общечеловеческих проблемах : здоровье человека и экология. Если к
первому удалось подступить только в 2000 году, открыв специальность 190600 < Инженерное дело в медико-биологической практике >,
то второе я попытался решить сразу. Заручившись поддержкой Управления экологии Правительства Свердловской области ( Г.Ю. Пахальчак )
и Госкомэкологии области ( И.С. Солобоев ), мы открыли специализацию < Методы и средства экологического мониторинга >.

    Аналога подобной специализации мы нигде не обнаружили. Поэтому какой-либо учебно-методический опыт отсутствовал, учебников не было.
более того, в научной литературе бурно продолжались дебаты по самой концепции мониторинга. Поэтому за подготовку спецкурса пришлось браться
самому. Другие дисциплины, которые мы запланировали, творчески и ответственно подготовили профессора Ю.В. Егоров, А.Н. Вараксин,
В.Ю. Иванов, А.Ю. Кузнецов и Д.Г. Лисиенко
. Центр мониторинга Уралгидромета ( А.М. Кямки н), служба внешней дозиметрии БАЭС
( И.И. Колтик )
предоставили нам свои возможности для проведения практических занятий. Координацию этой непростой работы блестяще
выполнил доцент В.Ю. Иванов, впоследствии утвержденный ответственным за эту специализацию. Подготовка учебных планов и дисциплин
позволила сформировать на кафедре свою команду, которая в скором времени активно включилась в подготовку областного закона и
областной программы по мониторингу окружающей среды, а я был введен в состав экспертного совета по мониторингу областного экофонда,
состав оргкомитета выставки-семинара « Уралэкология ». За пару лет в Свердловской области мы уже что-то значили и вышли пусть на
небольшое, но финансирование.

    Следующее, что было сделано, - оформлены и закреплены партнерские отношения с ИПЭ с тем, чтобы в сравнительно автономном режиме
реализовывать свой профессиональный потенциал. Кроме теоретического потенциала на кафедре неявным образом уже был накоплен значительный опыт
в обследовании территорий и оценке вклада ЕРН в дозовые нагрузки. Дело в том, что в лаборатории радиометрии и дозиметрии уже длительное время
время работал в качестве инженера Михаил Жуковский. Потомственный физтех, с детства интересующийся вопросами радиационной безопасности
радиоэкологии, он по воле случая закончил аспирантуру у Ф.Ф. Гаврилова и успешно защитил диссертацию по ZnS. Будучи кандидатом наук,
он обслуживал лабораторные практикумы по дозиметрии и радиометрии. Под руководством А.С. Жуковской повышал свой потенциал по РБ,
выполнял просьбы, заказы в этом направлении : проведение занятий на областных курсах по РБ, организованных Т.А. Бетенековой,
участие в разработке прибора-радономера с А.С. Максименко, обследование на радон Сарбайского месторождения в Казахстане и т.п.
Ясно было, что не использовать невостребованный потенциал Михаила Владимировича - грех.

    Идею создания на кафедре совместной с ИПЭ радоновой лаборатории он горячо поддержал и согласился перейти работать в ИПЭ>, оставаясь
совместителем на кафедре. В.Н. Чуканов полностью выполнил нашу с ним договоренность, создав под М.В. Жуковского радиационную
лабораторию
, и совместно с нами открыл вузовско-академическую радоновую лабораторию. Через два года А.С. Жуковская по своему
категорическому желанию ушла на пенсию, и ее курс < Методология ионизирующего излучения » был передан сыну. Так М.В. Жуковский
стал доцентом кафедры, одновременно оставаясь заведующим лабораторией ИПЭ. Наш тандем с Михаилом заработал эффективнее во всех
направлениях. Надо честно признать, что первые 2-3 года мне пришлось больше половины своего времени тратить только на это
направление. Удалось убедить областное руководство в целесообразности создания Центра радиационной безопасности при Облкомприроде,
разработать массу документов и выйти на заседание коллегии Облкомприроды. В результате Центр был создан, а профессор А.В. Кружалов
был утвержден его научным руководителем.

    Первое, что мы сделали, - попытались объединить разрозненных по различным организациям специалистов по РБ и скоординировать их
действия. Так в 1995 году был проведен первый областной семинар « Радиационная безопасность человека и окружающей среды », разработан
проект областной программы по снижению уровня облучения населения и профессионалов от ЕРН ( областная программа « Радон » ), создан
экспертный совет по РБ при экофонде, организован семинар по проблеме радона для практических работников системы санэпиднадзора.
Особое внимание нами было сконцентрировано на проблеме радиофобии. После Чернобыля радиационный фактор стал любимым коньком не
только « зеленых », но и многих политических проходимцев. Радиофобия - это своего рода социальная болезнь, отвлекающая население
от решения многих актуальных проблем, в том числе проблем техногенных загрязнений в результате деятельности предприятий, коммунальной
сферы, автотранспорта и др. Многие политики в мутной воде 90-х годов, подкрашенной радиофобией, сделали карьеры.

    Вскоре сложился эффективно работающий четырехугольник :
ОБЛЦСЭН - ОБЛКОМПРИРОДА - ИПЭ УРО РАН - УГТУ. Областная программа « Радон » получила признание и достаточно приличное финансирование.
Наша команда ( М.В. Жуковский, А.П. Рыженьков, А.В. Кружалов ), кроме общего руководства, стала вести научно-методическое,
метрологическое, кадровое и аппаратурное обеспечение программы. Мы начали с того, что перевели на русский язык и издали
в « Энергоатомиздате » публикации 65 МКРЗ « Защита от радона-222 в жилых зданиях и на рабочих местах » и провели методическую
работу по единству измерений радона и его ДПР в Свердловской области. Сначала метрологический аспект реализовался на специальном
стенде « КАРСТ », а затем, с великими трудностями и приключениями, мы приобрели в Германии лучший в мире по своим метрологическим
и сервисным характеристикам радон-монитор « ALFA-GUARD ». Стоимость прибора даже по тем деньгам была немалая, но благодаря поддержке
Г.Ю. Пахальчака, Правительство области их выделило. Радон-монитор позволял нам претендовать на осуществление давней мечты
специалистов зоны Урала и Сибири - организацию поверки радоновых средств измерения здесь, в Екатеринбурге.

    До сих пор приходилось с каждым прибором ездить в Москву или Питер ежегодно. Заручившись поддержкой соответствующих служб в
Госстандарте России и Уральском центре сертификации и метрологии, мы открыли в 1998 году при кафедре экспериментальной физики
поверочную лабораторию радоновых средств измерения. В команду влились новые люди - Г.И. Донцов, Л.И. Волосенцева, по данной
тематике появились аспиранты, дипломники и студенты. В 1999 году по тематике радоновой лаборатории защитил первую кандидатскую
диссертацию аспирант М.В. Жуковского от ИПЭ Илья Ярмошенко. Диссертации предшествовало опубликование также первой в России
монографии « Радон : измерения, дозы, оценка риска ». В течение пяти лет научное направление « Комплексная оценка радиационного
риска для населения Уральского региона от воздействия природных и техногенных радионуклидов »
оформилось, заявило о себе и
приносит реальные результаты. Приобретенный научно-практический опыт сразу же сказался на качестве учебно-методического обеспечения
спецкурсов : « Радиационная безопасность человека и окружающей среды », « Радиационный мониторинг »,
« Метрология ионизирующего излучения » и др.


    КРАТКО ПЕРЕЧИСЛИМ, ЧТО ЖЕ СДЕЛАНО ЗА ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ.
    Продолжаются работы по оценке доз облучения населения Уральского региона от радона, торона и их дочерних продуктов распада.
Совместно со специалистами ОблЦГСЭН начаты обследования по принципу случай-контроль в городе Карпинске для выявления связи
заболеваемости раком легких с уровнями облучения изотопами радона. Изучены закономерности сезонных вариаций объемной
активности радона в жилищах, которые зависят от соотношения между диффузным и конвективным поступлением радона. Создана
модель вариаций и определены ее параметры, носящие региональный характер. Получены численные значения параметров для
условий Среднего Урала. Показана некорректность использования усредненных характеристик сезонных вариаций.

    Выявленные закономерности позволяют оптимизировать процедуру массовых радоновых обследований. Выявлены и ранжированы факторы,
оказывающие значимое влияние на процессы поступления и накопления радона в жилищах. Факторы первого уровня : тип здания; ранг
территории по потенциалу радоно-опасности; второго уровня : этаж ( первый или верхний ), этажность как комплексный признак для
городских зданий; основной строительный материал, количество жителей - для сельских домов. Связь между накоплением радона и
комплексом этих факторов носит статистический, вероятностный характер. Анализ выявленных факторов позволяет обоснованно
планировать мероприятия по ограничению облучения населения радоном. Обобщены результаты многолетних радоновых обследований
на территории Среднего Урала. Средневзвешенное значение среднегодовой ЭРОА изотопов составило 32 Бк/м3, ЭРОА радона - 25 Бк/м3,
ЭРОА торона -1,7 Бк/м3. В 5,2% жилищ ЭРОА изотопов радона превышает 100 Бк/м3; в 1,1% жилищ превышает 200 Бк/м3 ( нормируемая
в России величина ). Средняя годовая эффективная доза облучения населения Свердловской области составила 1,5 м3в/год. Коллективная
доза облучения населения Свердловской области ( 4,7 млн. человек ) от ингаляционного поступления ЛПР радона и торона составляет
6,8х103 мк3в в год.

    Разработана оригинальная модель, описывающая процессы поступления радона в здания и его перераспределения между подвальными и
жилыми помещениями. С учетом разработанной модели предложены научно обоснованные инженерные методы снижения объемной активности
радона в зданиях, которые рассмотрены в опубликованной монографии « Радоновая безопасность зданий ».

    Продолжен сопоставительный анализ рисков радиационного и нерадиационного происхождения для населения Свердловской области.
С учетом новых данных МКРЗ и Окриджской национальной лаборатории по формированию доз внешнего и внутреннего облучения человека
произведена переоценка дозовых нагрузок на население Уральского региона от последствий радиоактивного загрязнения территории
Свердловской, Челябинской и Курганской областей в результате деятельности НПО « Маяк ». На основании этих данных начата работа
по переоценке радиационных рисков для пострадавшего населения с использованием различных моделей экстраполяции риска и современного
программного обеспечения. Ведется работа по оценке радиационных рисков для населения области от облучения изотопами радона. При
этом используются новые подходы, изложенные в докладе Комиссии по биологическим эффектам ионизирующего излучения ( BEIR-VI ),
позволяющие производить раздельные оценки радиационного риска для курящего и некурящего населения.

    Для зоны ВУРСа проведено ранжирование радиационно-индуцированных онкологических заболеваний по вероятности их возникновения.
Показана потенциальная роль других источников радиационного воздействия в общей структуре радиационных рисков для населения,
проживающего на данной территории в период аварии 1957 года. Исходя из особенностей Уральского региона, рассмотрены три источника,
которые вносят наибольший вклад в общую дозу облучения населения зоны ВУРСа Свердловской области : радиационная авария на ПО « Маяк »
1957 года
; внутреннее облучение в жилых зданиях и производственных помещениях, обусловленное ингаляцией радона ( 222Ra и 220Rn ) и
его ДПР; медицинское диагностическое облучение. По результатам анализа возраст специфической радиационно-индуцированной
заболеваемости населения зоны ВУРСа Свердловской области ( порядка 380 тыс. чел. ) обусловлен двумя основными типами онкологических
заболеваний: лейкемией и злокачественными новообразованиями. Максимум заболеваемости радиационно-индуцированной лейкемией пришелся
на 1960-64 г.г. и составил для мужчин 2-3 случая в год, для женщин - 1 случай в год; для индуцированных злокачественных
новообразований максимум заболеваемости для мужского населения ожидается в 2012-2020 г.г. - около 9 случаев в год, для
женщин - в 2016-2024 г.г. - до 8 случаев в год. Совместно с ИПЭ УрО РАН организовано пилотное исследование дозовых нагрузок
от природных источников излучения в Иссык-Кульской области Киргизии. Для жилых помещений Уральского региона, Иссык-Кульской
области Киргизии, региона Горная Штубла ( Югославия )
получены корреляционные зависимости связи OA радона в помещениях с
географическими особенностями территорий, конструкции зданий, сезоном измерения, этажностью и т.д.

    Продолжает функционировать региональная поверочная лаборатория радоновых средств измерения. В 2000 г. осуществлена поверка
42 радоновых приборов из 4 областей Уральского региона. Разработан метод определения « свободной » фракции ДПР радона в воздухе.
Проведены работы по разработке контрольного источника радона. Сотрудники радоновой лаборатории поддерживают контакты с ведущими
центрами в области радиационной безопасности России и Европы.




     Издательство " DiaKon * ДиаКон" Инициатор проекта       Яремко А.Н.